Олег Арефьев: Более серьезные люди на более серьезном уровне пытались бодаться с «Яндексом». С «Яндексом» сегодня бодаться бесполезно

Фото Д.Колпакова

Фрагмент программы «Аспекты городской среды»

В Стерлитамаке появился новый профсоюз таксистов. Об этом ранее в эфире канала «Аспекты — Башкортостан» сообщил общественник Денис Громов. По его словам, многие водители не готовы идти на условия агрегаторов и работать по их тарифам, например, 90 рублей за километр.  

— Появление профсоюзов, движений, возмущения – в постоянном режиме. Но «Яндекс» формирует тарифы, исходя из таксистов, желающих работать за такие деньги, — сказал в эфире канала «Аспекты – Башкортостан» предприниматель-транспортник Олег Арефьев. – Нигде никаких проблем сегодня в такси нет. Конечно, определенная часть всегда возмущена: «мало, хотим больше». Мало или не мало, сложно сказать, но «Яндекс» — четкая бизнес-структура. Она работает, исходя из спроса и предложения. Почему в час пик и снегопад цена возрастает и падает количество машин на линии? Когда машин много – цена падает. Можно любой профсоюз создавать, хоть какие заявления делать, «Яндекс» винить. Они «Яндекс» вырастили своими руками. С таксистами много общался, поскольку это тоже общественный транспорт, и говорил им лет 7-8 назад: ««Яндекс» приходит, вам сейчас надо понимать, собираться и группироваться и с «Яндексом» пытаться договариваться». «Яндекс» на заре становления договариваться был готов. Я помню таксистов, стоящих в уфимском аэропорту. Я им говорил: ««Яндекс» придет – вас поставят в неудобную позу». «Да где «Яндекс»? Да нам здесь в аэропорту работы всегда хватит». Три года назад приехал. В аэропорту стоит тот же таксист, но на машине «Яндекс»: клянет судьбу. Они сами создали «Яндекс», они его «накатали». Без этих таксистов, которые ездят за 80, 90 и 100 рублей – «Яндекса» бы не было.

Арефьев заметил, что на вопрос «Сколько хочешь?», любой из таксистов заломит огромную сумму.

— 2, 3, 5 тысяч рублей сразу! Но мы же понимаем, что за 2,3,5 тысяч рублей уже народ не поедет. А народ не поедет – для «Яндекса» бизнес рухнет. Не будет пассажиров – работы для таксистов не будет. Каждый день эти профсоюзы десятками рождаются и десятками уходят в небытие. Профсоюз – это предприниматели. Ну, какой на… это профсоюз? Не может быть из предпринимателей профсоюзов. Они даже здесь идут в другую сторону. Они предприниматели. У них должна быть ассоциация, у них может быть некоммерческое партнерство, еще что-то. Профсоюз – это союз нанятых людей, куда-либо. А они никуда не наняты: они все бизнесмены. По сути своей, в сегодняшней парадигме, какой у них может быть профсоюз? Они даже здесь идут в тупик в самом начале. Другой вопрос в том, что, если бы они грамотно собрались. создали ассоциацию, вложили бы деньги, раскрутили городской сервис заказа, который мог бы отжать у «Яндекса» определенный объем заказов, и там уже решать какие-то вопросы в своих ценах. Но они же понимают, что все пойдут на «Яндекс», потому что он удобнее. «Яндекс» вложил огромные деньги в свою раскрутку, которых у них нет.

Арефьев признает, что цены на такси в Башкирии выросли.

— По многим городам водители с автобусов убегают в такси, потому что там больше получают, и лучше условия. Цены в Уфе на такси относительно невысокие: проехать 4-5 перекрестков получается за 100-150 рублей. А в Петербурге любая поездка начинается от 250. Но судя по всему, «Яндекс» держит такие цены, потому, что достаточное количество работать за такие цены, и потому что достаточное количество пассажиров готовы платить эти деньги. Когда пассажиров не станет, готовых платить эти деньги, цена пойдет вниз. Когда не станет водителей, готовых ездить за эти деньги, она пойдет вверх. Это азы бизнеса.

Эксперт заметил, что вновь созданный в Стерлитамаке профсоюз никак не пободается с «Яндексом».

— Более серьезные люди, на более серьезном уровне пытались бодаться с «Яндексом». С «Яндексом» сегодня бодаться бесполезно. «Яндекс» сегодня до такой степени разросшийся гигант с мощными ресурсами, что ему не проблема никакой стерлитамакский профсоюз. И я не могу понять, зачем бодаться с «Яндексом»? Он чей-то бизнес. Стройте свой. Зачем бодаться с чьим-то бизнесом вообще? «Яндекс» — не государственная структура, он не устанавливает правила работы на рынке такси. Он устанавливает свои тарифы. Не нравится? Устанавливай свои. Работай! Какой смысл бодаться с «Яндексом»? Никакого.     

Как вариант – установка в таксомоторах счетчиков пробега, как было в советское время.

— Определенная логика в этом есть. Пытались устанавливать счетчики. В Уфе не помню, но в целом по России знал такие примеры. Не пошло. У водителей за долгие годы получился сбалансированный механизм, когда он понимает, что при затруднении идет динамическое изменение цены. Начинаются пробки: ему дольше стоять в пробках, он меньше выполняет заказов, соответственно, цена должна быть выше, чтобы заработал одну и ту же сумму, сравнивая с идеальными условиями. Если ставим счетчик, то, когда начнутся пробки в час пик, все водители будут уходить с линии домой. И машин вообще не станет. Если это бизнес, то пытаться регулировать цены на нем бессмысленно. Общественный транспорт сейчас позиционируется как социальная услуга, обязательство государства перед гражданами, поэтому там идет регулирование цен. А такси – это бизнес. В Башкирии, особенно в Уфе, когда общественный транспорт практически перестал нормально работать, сразу большой популярностью начал пользоваться таксист, это часть транспортной системы. И понятно, любое повышение стоимости такси болезненно для пассажиров. У таксистов есть основания жаловаться, но это бизнес, воевать с бизнесом, тем более с позиции профсоюза <…> профсоюз вообще защищает права наемных работников. Если он наемный, и нарушаются его права: график работы и договор. Но здесь у них чисто ассоциация. Но должно собраться такое большое количество людей, чтобы они должны были хоть как-то начать диалог с «Яндексом». Я почти уверен, что они днем в профсоюзе ругают «Яндекс», а вечером на него работают. Вообще не тот путь. Если они бизнесмены, должны понимать, что они бизнесмены и создавать ассоциацию, в которую объединять людей и тогда уже бизнес-методами пытаться воздействовать на «Яндекс». Если завтра в Стерлитамаке 60 процентов водителей такси не выйдет на линию, и это будет забастовка не на один день, и не по профсоюзной линии, а именно как бизнеса, «Яндекс» начнет разговаривать. Пока для «Яндекса» они никто, комариный писк, и такими методами они не добьются ничего.

По словам эксперта, нет смысла обвинять таксистов в высоких ценах.

— Почему претензии к такси, а не к городу, который должен обеспечить пассажиру нормальный общественный транспорт? Он не должен задавать вопрос, почему такси стоит 500 рублей, а почему нет автобуса вовремя, в который зайду и доеду. Вот это вопрос. В этом отношении перед пассажиром есть определенные обязательства органов исполнительной власти города или региона. А такси – это комфорт и бизнес. Если хочешь ехать сидя, вопросов к таксистам быть не может, это их бизнес. Не будешь им платить 500 рублей – их вообще не будет в это время на линии. Это тоже надо понимать.           

Популярностью пользуются таксомоторные тарифы совместных поездок.

— В городе есть определенное количество людей, которым каждое утро и вечер надо куда-то ехать по одному маршруту. Если бы их по этому маршруту вез общественный транспорт, то никаких бы совместных поездок не было бы. Но бездумная война с частными автоперевозчиками привела к грустным последствиям. Понимаем, что сейчас при отсутствии нормального общественного транспорта, форма такси начинает занимать нишу на рынке.

Он привел в пример сервис «По пути», развиваемый в Москве и Казани.

— В наших условиях вполне бизнесовый вариант. Это среднее между маршруткой и такси. Есть определенные места, к которым они приходят, клиенты отмечаются в приложении ,и автобус их собирает. И каждый раз микроавтобус может идти по новому маршруту. В Казани все машины этого сервиса – до 8 посадочных мест. Чуть дороже, чем в маршрутке, но удобнее, быстрее. Это вопрос тонких настроек, которыми кто-то должен заниматься. Сегодня такси в Уфе становится разновидностью общественного транспорта, и тогда можно ждать развития сервиса «По пути», в понимании таксопарков. Но это же не сами таксисты придумали, а придумал «Яндекс». Он понимает, что есть ценовая категория людей в 100 рублей за поездку, которых он еще не охватил. Сервис «По пути» он тестировал год назад. Посмотрел, что есть потребность, есть люди, которым можно предоставить сервис за 90-100 рублей: да, чуть подождать, за кем-то заехать, забрать. Таксисты от таких заказов отбиваются двумя руками: суеты с заездом и ожиданием много, а стоимость поездки для таксиста не намного вырастает.

На федеральном уровне всех таксистов предложили пересадить на отечественные машины. Например, автомобили «Москвич».

— Сегодняшняя цена такси сформирована из того, что в свое время у таксистов был доступ к относительно недорогому надежному транспорту. Чем менее надежный будет транспорт и будет требовать большого расхода на ремонт, тем больше ляжет в стоимость поездки. Причем, не в доходы таксиста, а в расходы на ремонт и обслуживание. Я не сильно уверен, что наши машины способны работать в таком же режиме, такой же срок, который работали неубиваемые «Поло» и «Солярис». Основной упор на их качество и надежность, он сформировал сегодняшнюю цену.

Китайские электромобили для таксистов невыгодны.

— На электромобили их вообще не пересадишь. Я разговаривал с таксистами в Москве: «Электромобили для нас смерть!». Объяснили очень просто. Для любого таксиста, автомобиль — это актив. Он надеется на нем несколько лет проработать, потом покрасив, смотав спидометр, продать. Понятно, что покрасит, понятно, что смотает. Дурак найдется, дурак купит. Но таксист выручит определенные деньги, плюс к тем, что заработал в процессе работы на этой машине. Электромобиль через три года работы в такси может уже стоять ни-че-го. Это авто пригонят в сервис, посмотрят как держат батареи: никак. А без батареи он ничего не стоит. То есть таксист теряет мощный актив. А если он «Солярис» или «Поло» три года откатал, продал по хорошей цене, сейчас он возьмет «Ладу», через три года, он ее нормально продать не сможет. Эту разницу он заложит в стоимость перевозок. Я понимаю, что это (инициатива пересадить таксистов на российские машины – ред.) от безвыходности. Надо загрузить мощности. Как покупаем автобусы, которые не едут. Так будем покупать свои легковые машины, которые тоже не хотят ехать.

С рынком такси сегодня относительно все неплохо.

— Туда идут водители. Уходят с автобусов. Машины пока не сыпятся, пока ничего не чувствуем. К китайским авто у меня сложное отношение. Есть китайские авто, которые едут, и неплохо, а есть, которые не едут. Когда сюда пришли все европейские и японские производители, они сами начали вкладываться в дилерские центры, сервисы, склады запчастей. Китайцы этим не занимаются. Я знаю примеры, когда простенькая деталь встает, запчасть приходится ждать месяцами. У китайцев есть еще другая проблема. Если ты пробил по вину «Поло» или «Солярис», какая тебе конкретно нужна запчасть именно на эту машину, у китайцев в течении месяца выпущенные машины могут отличаться и по двигателям, фильтрам, навесному оборудованию. У самих китайцев это просто, а в другой стране – реальная проблема. Если 2-3 года китайские авто пройдут на достойном уровне и не развалятся, тогда будет достойная замена. Пусть будут с любыми шильдиками, но на них можно будет делать относительную ставку. Но для этого нужно определенное время, чтобы понять в динамике, в процессе, стоимость владения и обслуживания, там много экономических вопросов, на которые нам придется отвечать своим рублем, — резюмировал Арефьев.    

#олегарефьев

Публикация содержит субъективное мнение и оценки спикера. Редакция их достоверность не гарантирует